Сайт 36g.ru недоступен

Запрашиваемый вами сайт на данный момент недоступен.

Возможные причины недоступности данного ресурса:

  1. задолженность на абонентском счете (по состоянию на 22.01.2018)
  2. содержимое сайта нарушает правила пользования услугой хостинга
  3. нагрузка ресурса на сервер
  4. домен 36g.ru не прикреплен в панели управления хостингом
  5. домен 36g.ru прикреплен в панели управления хостингом менее 30 минут назад
  6. домен 36g.ru находится на паркинге

Вы являетесь владельцем сайта 36g.ru?

Да, я владелец этого сайта Нет, я здесь случайно

Хотите быстро разблокировать сайт?

Произвести экспресс-оплату
То, что было событием пару месяцев назад, сегодня становится совершенно устаревшим!
Вы называли меня богом — я хмурился. Вы обвенчали меня с сатаной — я смеялся… Попробуйте назвать меня человеком… И я, может быть, поверю…
Однако помирать пора, надо роман писать!
Если сравнить интеллект с растением, то книги подобны пчёлам, переносящим оплодотворяющую пыльцу от одного ума к другому.
Время, проведенное с женщиной, нельзя считать потерянным…
Лучшее время в моей жизни — время проведённое за переименовыванием регистров чипсета и переписыванием документации
Политика - это неустанный выбор из двух зол.
Сколько с ним связано впечатлений, чувств, раздумий! Ведь арию Ленского я пел с самой ранней юности, и музыкальный образ пушкинского героя уже волновал меня.
Комплексные числа — это прекрасное и чудесное убежище божественного духа, почти что амфибия бытия с небытиём.
Правосудие такая прекрасная вещь, что за нее невозможно переплатить.
Слишком откровенно выраженная любовь редко вызывает взаимность.
Слишком откровенно выраженная любовь редко вызывает взаимность.
В поэзии, в пластике и вообще в искусстве нет готовых вещей.
(Из «Разговора о Данте», V, 1933)
Чудо – это то, что не сводится к элементам.
Если попечалуешь о грехах или умилишься, или прослезишься, или воздохнешь, воздыхание твое не утаится от Него: «Не таится бо от Него,— говорит св. Симеон,— капля слезная, ниже капли часть некая». А св. Златоуст глаголет: «Аще посетуеши точию о гресех, то приимет Он в вину твоего спасения».
Весь Смольный ярко освещен. Возбужденные толпы народа снуют по всем его коридорам... Вспоминаешь, как какую-то особенную музыку, как какой-то особенный психологический запах, эту тогдашнюю взрывчатую атмосферу. Это были часы, в которые все казалось гигантским и в которые все висело на волоске, часы и каждая минута которых приносили с собой огромные известия... Кто пережил это, тот никогда этого не забудет, для того Смольный останется центром его жизни... все теснились вокруг плохо освещенного стола... выбирали руководителей обновленной России.
Я человек, а не легенда! В том, что я сделал, нет ничего необыкновенного. И то, что меня превратили в легенду, меня очень расстраивает.